Кубинский рак страдает от офисного планктона

Аватар пользователя dagus

Суббота, после 16-ти часов.

На Птичьем рынке наступило послеобеденное спокойствие. Все любители затоварились нужными кормами. Ненужными, но такими симпатичными рыбками, бесполезными тестами и вредными лекарствами. По рядам ходят зеваки и вообще - случайные люди. Многие продавцы уехали, остальные по-тихоньку сворачиваются.

В магазин входит тучная семья из трёх человек. Брюхоногий папа, пухлая мама и хорошо откормленный ребёнок лет десяти, пока непонятного для стороннего наблюдателя полу. Мама несёт незакачанный серовский пакет с рыбками, что внутри — я не вижу из-за рисунка.

«Могу помочь?» Прежде чем ответить, папа оценивает меня взглядом. Этот взгляд мне хорошо знаком. К тридцати пяти годам своей никчёмной жизни мужчина получил власть над каким-нибудь бумажным отделом из трёх-пяти человек. Отдел производит воздух, но должность позволяет дядьке думать, что он вырвался из общей массы офисного планктона. Он уже побывал на Кубе, но впредь будет отдыхать только в Турции.

Мой неказистый вид не произвёл на большого человека впечатления. Сквозь нижнюю губу господин проинформировал, что и сам всё прекрасно увидит. Строго посмотрел на меня и отвернулся к аквариумам. Минуты три я послушал глупости, которые он рассказывал про рыб своей свите, и вышел покурить. Что «линь — рыба умная», я знал уже в детстве.

Через некоторое время из магазинчика высунулось дите и писклявым, но серьёзным голосом сообщило мне, что папа сделал свой выбор. Я бросил чинарик в урну, и вошёл внутрь. Папа выбрал трёх красных неонов. Надо сказать, я был уверен, что его выбор падёт на маленьких золотых рыбок. Так что даже испытал лёгкое удивление. По инерции спросил, сочетаются ли рыбки с тем, что господа уже купили. Получил ожидаемый ответ в виде фырканья и театрального закатывания глаз под потолок. Понимаю, его и на работе умники достали, а тут я ещё... Поймал рыб в стаканчик, мама протянула раздвинутый пакет. И я заглянул в его полиэтиленовые глубины.

В двух стаканах воды кипела жизнь. Три обитателя пакета разыграли нешуточную трагедию, описать которую смог бы далеко не каждый поэт. А вот организовать — любой из нынешних управленцев. Лишённый глаз кубинский рак судорожно сжимал в объятиях двухмесячного малька скалярии. Скалярия была ещё жива, но вспортое брюхо намекало на кратковременность данного явления. И лишь тетрадон-восьмёрка был полон жизни и радостно вращал зрачками в поисках новой пары рачьих глаз.

Поскольку я увидел достаточно, то без разговоров выплеснул стакан с неонами обратно в аквариум. Толстяк был поражён моим поведением. И даже собрался сказать что-то соответствующее случаю, для чего вытянул вверх указательный палец. Но заметил выражение лица своей супруги, которая силилась проанализировать ситуацию в пакете, старательно выпучив глаза и сморщив лоб. Мужчина выхватил пакет и уставился в него сам.

«Как же так? Что это такое? Это же, бл..., х... какая-то? Да?» Я кивнул - «Да, это она». «Я ща пойду, этим там в харю, бл..., раков этих... Что же это?» Мужчина не на шутку разволновался; можно было бы решить, что у него только что угнали 10-летний мерседес, предмет семейной гордости и символ социальной значимости. Мама принялась скорбно охать и гладить мужа по руке. «Андрюша, ну нельзя же тебе волноваться. Успокойся. Мы сейчас пойдём, и вернём этих мерзких рыбок!» Ребёнок решил присоединиться ко всеобщему веселью, вцепился в сладки на мамином боку и заверещал. «Ты же помнишь, где мы что покупали?» «Нет, е... твою мать, дура! Мало я на работе помню, мне ещё всякую х... помнить надо! Глупая дура! Ты-то на хрена мне нужна? Ё... Ты-эН-Ты свои пересказывать?»

Я кашлянул в кулак; «Живой товар обмену и возврату не подлежит. Да вы же и не спрашивали у продавцов совета. Покупали всё подряд». Мужик отвлёкся от своего горя, и переключился на меня. Конечно, он не вспомнит, где и кого он купил. Но я-то — вот он! «А, умник, да?» «Да». «Да ты знаешь, кто я?», толстяк даже сжал пухлый кулачок. «Кто?» «Да я сюда, на это рынок, приеду...» «Вы уже здесь». Господин топнул ногой, бросил пакет на пол и ушёл, попытавшись хлопнуть дверью. По счастью, его жена выступила отличным амортизатором и ни одна дверь в этом рассказе не пострадала.

Я подобрал пакет, выпустил бедолаг в аквариум с экзодонами, вытер шваброй расплёсканую воду. Открыл заднюю дверь павильона. Через пару минут сквозняк подсушил пол и не оставил от моих гостей мокрого места.

Влад! Значит пришла пора на ритрит к Юре Менячихину.

Андрей Михневич :
Люба Грунен :

Очень драматично. И гидробионтов и ребенка жалко.

А мне супругу. Мало того что с таким деятелем живет, так еще и дурой обозвали, и матом при людно обложили, и дверью с размаху получила... Smiling

А мне вообще всех нас жалко. Чем бы мы не занимались, всё суета какая-то получается...

Люба Грунен :

Очень драматично. И гидробионтов и ребенка жалко.

А мне супругу. Мало того что с таким деятелем живет, так еще и дурой обозвали, и матом при людно обложили, и дверью с размаху получила... Smiling

Очень драматично. И гидробионтов и ребенка жалко.

Одно другому не помешает. Но в издаваться по прежнему очень хлопотно. Знаете чем вытирали зад в Союзе Писателей в советские времена? Готовыми бланками отказов, уже с подписью председателя "Массолита" и печатью. Скажу больше, ничего с тех пор не изменилось.

Очень не дурный рассказ!! Влад, мне кажется, что если ты сменишь аквариумы на перо, то старость тебе обеспечена вполне сытная Eye

Аватар пользователя хда
Россия
Москва
Сообщения: 12

+1

Спасибо! Очень точно, ёмко и по-человечески. Впрочем, как и все предыдущие Ваши произведения... Пишите ещё!

СпасиБо за рассказ. Жаль ничтожно мало художественного чтива об аквариумистике.

Прекрасно написано. Очень точно!